История: Память о прошлом




стр. 14

Но это случится потом, а пока ОБЕЛИСК продолжал активную деятельность, и никто не мог даже предположить, что чуть больше, чем через полгода, все это закончится.

Подошел к концу успешный 1987 год. ЧО не возлежал на лаврах успеха и не останавливался на достигнутом. Все так же много концертов, все так же много гастролей. Полным ходом шла работа над новыми песнями. Готовилась новая программа.

Наступил 1988 год. ("Вместо всего 1988 года можно нарисовать одну огромную бутылку," - вздыхает Алексеев.) С самого начала года у ОБЕЛИСКА был просто "лом" с поездками. Группа практически только и гастролировала. Города мелькали, как в калейдоскопе. Эти выезды даже начали мешать работе: не оставалось времени для написания новых вещей. Несколько почти готовых композиций пришлось оставить на стадии завершения. В их число входили песни: "Рокер", написанная Крупновым, "Крысолов", на стихи нашего соотечественника Иосифа Бродского и "Меч", на стихи голландского поэта Эмиля Верхарна. (Да, не удивляйтесь: это тот самый "Меч", который вы можете слышать на альбоме "Стена" 1991 года. Только в те времена эта песня была аранжирована совсем по другому. Это была очень длинная и тяжелая баллада в духе METALLIC'овского "Welcome Home (Sanitarium)".) А что уж говорить о тех композициях, которые бросались в самом начале или в середине! И таких вещей было множество...

Естественно, что концертная программа группы изменилась. Она очень напоминала "Цветы Зла", но имелись и значительные отличия. Так, например, исчез практически весь бодлеровский цикл. Из выступления вылетели вещи "Сплин" и "Фантастическая Гравюра". Их заменили "Серый Святой", "Аве, Цезарь" и "Женщина В Черном". "Песню "Аве, Цезарь" я знал года с 1987, - говорит Крупнов. - Это же не моя вещь. Ее написал бард по фамилии Симаков. Единственное, что требовалось - это аранжировать ее, чтобы она подходила к нам. Что я и сделал. Заменил несколько слов и все. Проблем с этой вещью не возникало, т. к. я "вынашивал" ее очень давно. А когда уже поднадоела мистика, я написал "Серый Святой". У меня произошла очередная стычка с милицией и... Так "Серый Святой" и получился. Т. е. изначально эта вещь действительно была о милиции (почему я собственно и беру на концертах "под козырек"), а уже потом переросла в песню про всю систему, т. к. Милиция - это слишком узко... Затем написал "Женщина В Черном". Уже не помню в связи с чем..." Таким образом, костяк новой программы выглядел так: "Апокалипсис", "Абадонна", "Литании Сатане", "Серый Святой", "Аве, Цезарь", "Женщина В Черном", "Полночь", "Цветы Зла" и "Черный Обелиск". Было придумано ориентировочное название нового магнитофонного альбома и сделаны несколько эскизов для обложки. Если бы дело дошло до записи, то альбом озаглавили бы "Серый Святой". Почему именно так? Крупнов: "Просто "Серый Святой" - это одна из моих любимых песен. Из всего, что я написал. Я сам не знаю почему, но она мне дико нравится. Вот по названию любимой песни и решил озаглавить весь альбом. Но... Не дожили..."

В конце зимы 1988 года ОБЕЛИСК принял участие в первом всесоюзном фестивале хэви-металл-рока, проходившем в городе Свердловске, и занял на нем всего 2 (!) место. ЧО уступил в борьбе за первенство ТЯЖЕЛОМУ ДНЮ. "Я даже знаю почему мы были вторыми, - вспоминает Крупнов. - Просто накануне концерта я перебрал портвейна и петь практически не мог. Голоса не было вообще..."

А на один из концертов, проходивших в "Зеленом театре" ЦПКиО им. Горького, Крупнов выехал на белом... нет, не коне, но мотоцикле Harley Davidson. На самом настоящем Harley'е, что повергло публику в дикий восторг. "Эдик Ратников, работавший у нас техником, был заядлым байкером, - вспоминает Толик. - И, как все байкеры в то время, Эдик любил JUDAS PRIEST. А т. к. Халфорд (вокалист PRIEST'ов) выезжал на сцену на Harley'е, то Ратников предложил и мне то же самое. Сначала я отбрасывал эту идею, но потом согласился..."

Успех, успех и еще раз успех... ОБЕЛИСК уверенно поднялся на вершину музыкального Олимпа и стал №1 в советском (по тем временам) роке. Это лишний раз доказали финальные концерты "Звуковой дорожки", проводимые летом 1988 года газетой "Московский Комсомолец". Хотя... Это была очень интересная и почти криминальная история... Читайте "страшную", ничем не приукрашенную правду. Вспоминает Юрий Алексеев: "Финал "Звуковой дорожки" проходил в "Зеленом театре" ЦПКиО им. Горького. За кулисами к нам подошли представители жюри и сказали примерно следующее: "Ребята, хотите завоевать первое место? Давайте разделим главный приз: видео - нам, а телевизор - вам. И первое место ваше." Черт его знает почему, но мы согласились..." Вот так вот! Крупнов: "Да, именно так и было... Но, с другой стороны, половина (если не больше) "Зеленого театра" была забита нашими фэнами. Людьми, которые пришли только из-за того, что там выступали мы. Так что в любом случае, как не крути, первое место было бы наше... Кстати, тогда я в первый раз увидел люберов-металлистов. Заходят этакие "колобки", в количестве человек пяти-шести: штаны-ширина, все как надо. У меня сердце опустилось. Думаю: "Все, кранты! Сейчас гитарами отбиваться будем..." А они подходят и говорят: "Ну, класс! Вы даете!"... А вообще-то таких проблем раньше море было. Это сейчас мы по телевизору светимся, и нас вроде как все знают. Можно объяснить, что к чему. А тогда... Хотя и сейчас иногда кулаками приходится работать. Благо, опыт есть..." Телевизор, полученный за первое место, ребята продали, а деньги поделили между собой. "Не пилить же его на всех!" - смеется Крупнов.

Итак, 1988 год... Выступления в столице и поездки, поездки, поездки... В конце июля ЧО отправился вместе с группой ШАХ в очередные гастроли. Последние гастроли ОБЕЛИСКА в классическом составе... Путь лежал в столицу Молдавии (ныне - Молдовы) - город Кишинев. Но вернемся чуть-чуть назад и осветим ситуацию, сложившуюся внутри группы накануне поездки

"Ситуация была просто катастрофическая, - говорит Алексеев. - Пьянство Крупнова приобрело огромные размеры. Бывали случаи, когда к нам приходили журналисты брать интервью и спрашивали: "Где ваш главный?" А главный в это время валялся "в стельку" пьяный где-нибудь за колонками... На концертах со стороны Толика было все больше и больше лажи. Без выпивки уже не проводилось ни одно выступление. И причем выпивка была изрядная... Женя Чайко множество раз говорил Крупнову, что он своим пьянством ведет группу к развалу. Но Толик не реагировал. Когда мы ехали в Кишинев, настроение внутри группы было ужасное. Играть уже никому не хотелось..." Теперь вернемся к самим гастролям.

назад | следущая

стр. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32 ...