"

История: Память о прошлом




стр. 15

Итак, дорога в Кишинев. В поезде Женя Чайко подошел к Алексееву и сказал ему, что скорее всего - это последняя поезка ОБЕЛИСКА, что дальше так работать нельзя. Агафошкин, улучив момент, поделился с "Алексисом" своими соображениями: "Знаешь, я думаю, что Крупнов уйдет в ШАХ. Уж очень внимательно он слушал их новую демо-ленту..." Алексеев напрямую спросил у Крупнова: "Ты уйдешь в ШАХ?" Тот промолчал... (Справедливости ради надо заметить, что сам Толик протестует: "Я не знаю, кто что подозревал, но это полный бред. Я ехал в Кишинев с четким намерением: отыграть концерты, попить винца, заработать денег и вернуться домой. Вопрос о ШАХЕ возник по дороге из Кишинева...")

В Кишиневе ЧО и ШАХ должны были отработать десять концертов. На это отводилось пять дней, т. е. по два выступления в день. Сейчас это звучит несколько странно, не правда ли? Да, веселенькие раньше были времена! Высыпав из поезда, ребята первым делом отправились дегустировать местное пиво. В процессе "опробации" было обнаружено: во-первых, что пиво ничем не хуже, чем в Москве; а, во-вторых, что пиво соседствует на прилавке магазина с портвейном "Букет Молдавии" экспортного варианта. Не трудно догадаться, чем занялись наши герои. Затем все шумною толпою повалили в гостиницу, где их ждал небольшой сюрприз. А именно: гостиница оказалось первоклассной, и головная боль по поводу "в каком сарае мы будем жить на сей раз?" отпала сама собой. В приподнятом настроении (на что, несомненно, оказали влияние и пиво, и "Букет Молдавии", и гостиница вместе взятые) "столичные знаменитости" отправились "ценить" зал, где им предстояло играть. Этим залом оказался Дворец Съездов Молдавской Коммунистической партии. Этот факт, безусловно, подлил масла в огонь хорошего настроения музыкантов обеих групп.

А потом пришло время самих концертов. Если у кого-нибудь и были сомнения на счет того, что ОБЕЛИСК в Кишиневе не знают, то они отпали в первый же день. Публика встречала ЧО просто замечательно и знала большинство песен группы наизусть. А сценическое шоу ОБЕЛИСКА повергло зрителей в полный восторг (впрочем, как и было везде, куда приезжали Крупнов и компания). В промежутках между концертами ОБЕЛИСК и ШАХ предавались веселью и угару, чему весьма способствовали все тот же "Букет Молдавии". Пик "беспредела" пришелся на ночь между шестым и седьмым выступлениями, когда ребятам взбрело в голову искупаться при звездах и луне. Сказано - сделано, и гастролеры с шумом отправились искать место омовения. Вскоре искомое было найдено, и ночной покой города нарушился веселыми криками и плеском воды... (Осталось добавить только то, что в роли "бассейна" в ту ночь выступал фонтан на центральной площади Кишинева.)

Гастроли шли своим ходом, и все было вроде бы как всегда, но... Но произошел инцидент, ставший последней каплей в чаше непростых взаимоотношений внутри группы. Крупнов: "Это случилось в последний день выступлений, в перерыве между девятым и десятым концертом. Мы все сидели во внутреннем дворе Дворца Съездов (где проходили выступления) и пили пиво. Вдруг один из наших техников (по понятным причинам фамилию называть не будем, - автор) набросился на меня с обвинениями, что я где-то "взял" не ту ноту, где-то не "дотянул" припев и т.п. Я тоже вышел из себя. Стал кричать: "Это не твое дело! Я сам разберусь, как мне петь! Ты вообще должен только ручки на пульте крутить!" Слово за слово, до рук дело дошло. Тут я немного "остыл" - ведь мне же еще концерт предстояло играть. Но он никак не унимался. Тогда я предложил ему отойти куда-нибудь, чтобы хоть не при всех разбираться, и мы пошли за какие-то гаражи. Когда до них оставалось дойти метра два, он развернулся, ударил меня бутылкой по голове и убежал. Пока остальные ребята со мной "копались", он прошел за сцену и разнес в щепки мою бас-гитару... Однако, последний концерт я все-таки отыграл, позаимствовав гитару у басиста ШАХА. Пришлось "давать" этакого пирата, завязав голову платком, чтобы кровь не стекала на лицо..." После этого момента уже всем стало ясно, что в группе что-то не так...

Вернувшись из Кишинева Крупнов и сам понял, что дальше так работать нельзя, что страсти внутри коллектива накалились до взрывоопасного предела. "Я объявил каникулы, - говорит Толик, - потому что мы действительно сильно подустали. Нас уже раздражал даже вид друг друга. Ну в самом деле: нос к носу совершенно разные люди мотаются по городам практически без перерыва. А если и не мотаются, то один черт, видятся на репетициях. Такого понятия как каникулы у нас до этого вообще не существовало. Мы как начали пахать в 1986, так и поехали. Без роздыху, без отпусков. Это была работа. И работа тяжелая. Сначала было полегче: мы раскручивались, раскручивались. А потом... Потом уже нельзя было свалить на то, что плохое настроение или рука болит. Тебе платят за это деньги - будь любезен их отрабатывать... Перерыв был необходим. И тогда я думал, что месяц-полтора - это как раз нормально. Отдохнем друг от друга... Ну а вышло вот как..."

А вышло вот что. В группе ШАХ не было в то время басиста, и на это место пробовалось множество музыкантов. Но ни один из них не устраивал Антонио Гарсию и Андрея Сазонова. А ШАХ должен был отправиться на гастроли в Венгрию. Время шло, а музыканта все не было. И тогда Гарсия предложил Крупнову присоединиться к ШАХУ, хотя бы для того, чтобы съездить в эту поездку. Крупнов: "Я подумал, что неплохо было бы в Венгрию съездить, попить, на Балатоне искупаться. Почему бы и нет? А потом вернусь отдохнувший, ребята от меня отдохнут и опять: ЧО... По большому счету, меня Ольга Чайко (в то время - директор КРУИЗА, - автор) сманила на то, чтобы подписать контракт. Ведь работа с ШАХОМ - это были чисто контрактные обязательства, а не убеждение. Совершенно точно..."

Итак, ОБЕЛИСК вернулся в Москву. Все ждали разрешения ситуации. Это разрешение явилось полной неожиданностью. Алексеев: "Крупнов сам ничего не сказал по поводу ШАХА. Только через неделю мы узнали, что он подписал контракт с Гарсией на полгода и решил отправиться с ШАХОМ в Венгрию. Первое чувство, которое я испытал при этом известии - неописуемая злоба на Крупнова. Злоба именно за то, что он никого ни о чем не предупредил..."

Просуществовав ровно (!) два года ЧО распался. Это случилось 1 августа 1988 года... Это потом, гораздо позже, в 1993 году Крупнов скажет: "Я все равно знал, что ОБЕЛИСК заново сделаю, когда в ШАХ уходил...", а тогда... Тогда ОБЕЛИСК был мертв, и, вследствии разборок внутри группы, идея о воссоздании казалась неосуществимой...

назад | следущая

стр. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32 ...