"

История: Память о прошлом




стр. 21

В конце мая 1990 года произошла первая робкая попытка свести Крупнова с Алексеевым, и тем самым вновь собрать костяк ОБЕЛИСКА. Крупнов: "Ко мне приехали "Алексис" с "Цовом" и привезли с собой литр спирта. Предложили посидеть, выпить. А когда я отказывался?.. И когда уже все были в подпитии, "Цов", как истинный дипломат, "лупанул" мне в лобешник: "Давай ОБЕЛИСК воссоздавать!" "Алексисушка" к этому моменту был уже "никакой", да и мы с "Цовом" не лучше. Поэтому серьезно это предложение никто не воспринял..." Алексеев: "Иванцов постоянно говорил мне, что пора реформировать ЧО. Я отказывался, думая, что все начнется сначала. Да и к тому же, у меня своя группа была, мы новую программу готовили... Но потом я все-таки позвонил Толику и придложил ему приехать к нам на базу. Он приехал, и мы (т. е. я, он и Комаров) попробовали сыграть вместе. Я увидел, что Крупнов действительно "поднабрался" в ШАХЕ профессионализма, и решение о воссоздании было принято."

Свершилось! Ровно (!) через два года после распада, 1 августа 1990-го ЧО, как легендарная птица Феникс, восстал из пепла. Вопроса о том, кто будет барабанщиком нового ОБЕЛИСКА, не существовало. Им стал Сергей Комаров, работавший с Алексеевым в ТА. "Я помнил, что "Комар" очень клевый барабанщик, - говорит Крупнов. - Ведь я был знаком с ним с 1986 года. Но когда я услышал как он теперь стал играть... Это человек, который мог играть с бешеной скоростью в две "бочки" и при этом просто идеально ровно вести качевые размеры. У него была пушечная подача и... Короче, это было то что надо. Я с таким барабанщиком вообще никогда не работал за всю свою жизнь. Ведь в старом ОБЕЛИСКЕ я не мог воплотить в жизнь все свои идеи во многом из-за барабанщика. Колька (Агафошкин, - автор) существовал как бы по инерции. К тому же, сменить его мы не могли. Тогда просто не было таких профессионалов как сейчас. "Тяжелых" барабанщиков не было практически вообще. Агафошкин же худо-бедно, но справился. А тут я увидел такое... "Комар" устраивал меня на все 200%. Я с ним мог своротить горы. На него я очень много ставил. Если бы не было "Комара", то еще неизвестно, воссоздался бы ОБЕЛИСК вообще..." Вдобавок выяснилось, что еще работая в ЛЕГИОНЕ, Комаров мечтал играть в ЧО. И теперь, когда его мечта осуществилась, он все свои силы отдал на то, чтобы ОБЕЛИСК не просто вернулся на сцену, а вернулся с должным достоинством. Вторым гитаристом ЧО стал (по старой памяти) Михаил Светлов. Светлов был единственным из ОБЕЛИСКА, с кем Крупнов поддерживал отношения после событий 1988 года, и, естественно, что Толик именно ему предложил присоединиться к старой новой формации. Кроме этого, к ЧО примкнули ещё два человека: бессменный звукооператор Женя Чайко и Эдик Ратников, (да именно тот самый, который когда-то был техником ОБЕЛИСКА), претендовавший на роль менеджера группы.

ОБЕЛИСК приступил к репетициям на базе Алексеева, т. е. в Центре Информации на "Водном стадионе". Первой вещью возрожденного ЧО стала песня под лаконичным названием "Стена". "Я ехал в электричке домой с дачи, - вспоминает Крупнов. - И вдруг меня просто "пробило". До этого момента я находился в некоторой неопределенности. Я точно знал, что не буду делать музыку в струе старого ОБЕЛИСКА, и в то же время еще точно не знал, что я буду делать теперь. И вот именно тогда, в электричке, я все понял. Я как-то сразу придумал рифф и текстовую основу для "Стены", а на примере "Стены" осознал, что мне надо делать дальше. Я понял, что музыка ЧО будет менее навороченная, нежели в 1988 году, но более мелодичная, жесткая и ритмичная (какой собственно "Стена" и получилась), и еще я четко понял, что мне нужно делать упор на бас... Приехав домой я буквально за пятнадцать минут доделал "Стену" до конца и больше ее не трогал. В этом, первоначальном виде, она и вошла в альбом." После "Стены" группа сделала еще одну вещь: англоязычную "We Got Enough". Саму эту фразу придумал Крупнов, а текст написал его приятель Костя Савченко. Эти две вещи ("Стена" и "We Got Enough") были записаны на пленку. Запись производилась на репетиционной базе.

Между тем слухи о возрожденнии ОБЕЛИСКА начали проникать в тусовку. Но, т. к. никто из членов группы не появлялся с достоверной информацией ни на радио, ни на телевидении, то люди просто боялись верить этим сообщениям. Но как хотелось верить!

Все сомнения были развеяны 23 сентября 1990 года. Именно в этот день новый ЧО впервые появился на сцене. Это событие произошло в рамках фестиваля "Железный Марш" во Дворце Культуры "Крылья Советов". (Поразительно! Вы только проследите за аналогиями в творчестве группы! Собрались 1 августа 1986 года, распались 1 августа 1988 года, реформировались 1 августа 1990 года, первый концерт - 23 сентября 1986 года, первый концерт после реформации 23 сентября 1990 года. Удивительные совпадения!) История этого выступления весьма интересна. Дело в том, что все фестивали "Железный Марш" закрывает КОРРОЗИЯ МЕТАЛЛА на правах учередителя всего мероприятия. 23 сентября КОРРОЗИЯ отыграла свой сет и спустилась со сцены. После этого милиция, находящаяся в зале, погнала всех зрителей к выходу. Половина публики ушла домой. Однако другая половина, видя, что свет не зажигается, а аппаратура не убирается, осталасась. В таком ожидании прошло около получаса. И вдруг загорелись сценические лампы, и на сцену вышел Крупнов с товарищами. "Здравствуйте все! - сказал Толик. - Я счастлив снова играть в составе ЧО. Надеюсь, вы не забыли нас... ЧО приветствует своих болельщиков!!!" За этими словами последовали "Стена", " We Got Enough" и до боли знакомые "Полночь" с "Черным Обелиском". Какой там "забыли"! Надо было видеть что творилось в зале! Несмотря на то, что в зале осталась половина публики, шума было не меньше, чем при выступлении КОРРОЗИИ МЕТАЛЛА - хедлайнеров фестиваля. Отыграв четыре вещи ОБЕЛИСК поблагодарил всех присутствующих и удалился.

назад | следущая

стр. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32 ...