"

История: Память о прошлом




стр. 23

Вспоминает Крупнов: "Я четко помню этот день. Я сидел дома, когда позвонил "Алексис". Он сказал: "Ты знаешь, кажется "Комара" убили..." А я был пьяный, поэтому для меня это прозвучало где-то там... Я ответил: "Не гони" и повесил трубку. Он позвонил еще раз и сказал, что не может дозвониться Сережке, а в газетах напечатали (я газет тогда не читал), что где-то в районе "Комара" убили барабанщика одной известной московской группы... Я подумал: но почему "Комар"? Т. е. я не мог даже предположить, что нас может каким-то образом коснуться нечто подобное... Но в конечном итоге выяснилось, что это действительно так... У меня было просто состояние веревки... У меня возникало ощущение человека, которому сказали: "Вот ты заберешься на эту горку, и там, на самой вершине, все будет хорошо." И вот я из последних сил добираюсь до вершины и вижу перед собой еще одну горку, уходящую просто за облака... Мы затратили так много сил... Мы репетировали по шесть, по восемь часов в день, т. е. пока просто чуть ли не уползали из зала... Это действительно была машина. Машина, которой могут позавидовать многие группы. Позавидовать по ритм-секции (по мне с "Комаром"), по чесам "Алексиса" и по Васькиным чесам и соло. Это было дай Бог... И вдруг - бац!.. Просто безумная эйфорическая радость в одну секунду сменилась чернейшей депрессией... Как бы блуждаешь по пещере, находишь свет в какой-то щели, разламываешь все, чтобы добраться до выхода, а оказывается, что это обыкновенная лампа горит. И сразу все опускается... После всех этих событий у меня был такой запой и закур, что мало не покажется никому..."

Да, жизнь - жестокая и безжалостная вещь... Особенно в этой стране, где человеческая жизнь стоит так мало... Дешевле техники. Дешевле видеомагнитофона...

Можно ли представить себе чувства, которые переполняли членов группы в то время?

В этом месте нашего повествования следовало бы сделать паузу, но, к сожалению, на бумаге это невозможно...

Итак, жизнь все-таки продолжалась. И эта жизнь поставила перед ЧО новую проблему: надо было найти достойную замену Комарову. Учитывая уникальные способности Сергея, можно понять, что задача была не из легких. Фэны группы, только-только вздохнувшие свободнее и получившие надежду, вновь опустились в бездну неизвестности и тревоги за будущую судьбу ОБЕЛИСКА...

ЧО приступил к прослушиванию барабанщиков. "Мы слушали Гешу (он играл в МАФИИ и в ПОЛТЕРГЕЙСТЕ) и Марка (он играл в Д.И.В.), - вспоминает Крупнов, - но оба они не подошли. Нам нужен был обязательно барабанщик, владеющий двумя "бочками". Геша играл в две "бочки" и играл хорошо "косые" размеры; Марк тоже играл в две "бочки", но "косых" размеров не играл. И с чисто рок'н'рольными штучками у них было не очень... Потом пробовали еще кого-то, но все это было не то..."

Неизвестно, на сколько это могло бы затянуться, но тут ОБЕЛИСКУ просто повезло. Судьба, как бы устыдившись того, что она допустила, решила помочь ЧО. На прослушивание пришел восемнадцатилетний парень по имени Владимир Ермаков. Есть ли среди вас люди, которые не знают, что именно он и занял место за барабанной установкой ОБЕЛИСКА?

Владимир Ермаков родился 19 августа 1971 года в городе Казани. В детстве Володя любил слушать BONEY M и ABBA, но со временем его музыкальные вкусы несколько изменились. Все началось с того, что он купил себе кассету с записью DEEP PURPLE и ACCEPT. И понеслось! ANTHRAX, коллекция IRON MAIDEN, коллекция ACCEPT, MANOWAR, METALLICA, MEKONG DELTA... Не забывал новоявленный металлер и "стариков". В его фонотеке были кассеты с записями JIMI HENDRIX и LED ZEPPELIN. Наслушавшись всего этого безобразия, Ермаков решил: "А чем я хуже? Что, разве я так не смогу?" и принялся осваивать гитару. Однако, квинты и синкопы ему быстро надоели ("Или просто с ушами у меня что-то не в порядке," - констатирует Ермаков.), и Володя решил вкалывать за барабанами. "Классе в шестом я склеил себе картонные барабаны, - рассказывает он. - Это и был мой первый инструмент. Потом меня выгнали из школы. Я поступил в техникум, где и организовал свою первую группу. Но из техникума меня тоже выгнали, и группа заглохла... Спустя какое-то время, я организовал еще одну. Потом еще и еще... Всех и не упомнишь. С кем я только не перетусовался! И с панками, и с блюзовиками, и с рок'н'рольщиками, и с металлистами... Но нигде долго играть не получалось..."

В начале 1989 года Ермаков затусовался с хиппанами и приехал с ними в Москву (не забыв прихватить и свои барабаны). Здесь у него появились знакомые, один из которых и предложил Володе создать группу для того, чтобы съездить в Германию. Из этой затеи ничего не получилось, но, благодаря этому знакомству, Ермаков вышел на группу КАНТОР, куда его и приняли. У КАНТОРА к тому времени уже была готова программа из пяти песен. Более того, она даже была записана на демо-ленту. Ермаков включился в работу и за короткие сроки разучил весь материал. Он отыграл с КАНТОРОМ несколько концертов и после этого их творческие пути разошлись.

Ермаков: "В 1990 году (когда я еще играл с КАНТОРОМ) мы, разыскивая для себя базу, попали в бункер, находившийся недалеко от "Пролетарки". Там репетировали несколько групп: ПОЛТЕРГЕЙСТ Светлова; ТРОЛЛЬ, где играл "Митя" (о "Мите" чуть позже, - автор) и STAINLESS. Я со всеми познакомился и начал тусоваться в этом бункере. Оказалось, что у STAINLESS'а не было в то время барабанщика. Они предложили попробовать мне. Я попробовал - получилось в кайф. И мы начали играть вместе... Затем собрали двухканальный магнитофон и сделали демо-запись довольно неплохого качества. Потом стали выступать на концертах. Чуть позже записали своими силами магнитофонный альбом. Правда, на этот раз барабаны были "неживыми" - я забивал программу в компьютер. И материал к этому альбому потом очень долго сводился. Сводился даже тогда, когда я уже ушел из STAINLESS..."

назад | следущая

стр. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32 ...