История: Память о прошлом




стр. 25

Интересно, а чем вызван выбор из старого материала именно этих песен: "Серый Святой", "Аве, Цезарь" и "Полночь"? Отвечает Крупнов: "Ну, "Полночь" - это понятно. Просто древнейший хит. "Серый Святой" - это одна из моих самых любимых песен, а "Аве, Цезарь"... "Аве, Цезарь" есть "Аве, Цезарь". Здесь уже ничего не попишешь..." А почему выбор пал на AC/DC? "Сначала мы хотели делать DIO, - говорит Толик. - Но DIO я бы не спел. Потом я планировал "Seek And Destroy" METALLIC'и. А тут как раз вышел новый альбом AC/DC, и Эдик Ратников зогорелся желанием записать какую-нибудь их старую вещь. Так что, это Эдик настоял на "Touch Too Much"..."

Что касается музыкальной стороны альбома, то можно заметить: ОБЕЛИСК стал гораздо мощнее, нежели раньше. Прибавилась динамика, звучание стало плотнее. Ермаков прекрасно вписался в коллектив и, что еще важнее, прекрасно сыгрался с Толиком. Ритм-секция получилась просто убийственная. Все соло-партии были исполнены Василием Билошицким. Алексеев отказался от соло, хотя он частенько "грешил" этим в старом ЧО и ТА. Чем было вызвало такое решение? "Еще играя в АРКЕ, - говорит "Алексис", - я привык работать очень плотно с барабанами Комарова. Потом это перекинулось и на ОБЕЛИСК. Если бы я увидел, что второй гитарист ЧО может также плотно, как я, играть с барабанщиком, то с удовольствием посолировал бы и сейчас..." Текстовая направленность тоже изменилась. Если раньше тексты песен блуждали где-то в мрачных глубинах подсознания, то теперь они стали более реалистичными, хотя и не менее мрачными по своей сути. Только теперь это была несколько другая мрачность. Так сказать, "мрачность бытовая". Что лучше? Это неизвестно. Главное, что Крупнов остался верен своему принципу: писать хорошие стихи с глубоким смыслом. "Я не понимаю детской чертовщины нашего треша, - говорит Крупнов. - Это же дебилизм - писать такие стихи. Посмотрите на Запад: разве METALLICA или SLAYER дебилы?..."

Настала пора приступать к усиленной концертной деятельности. А это самое веселое! Ведь основной силой ОБЕЛИСКА всегда были именно концертные выступления. "Я безумно люблю концерты, - говорит Крупнов. - Ведь концерт - это общение с живыми людьми, а не с аппаратурой в студии. На каждом концерте я выкладываюсь до конца и не жалею об этом. Вся энергия, которую я потратил, с лихвой возвращается ко мне из зала..." С мнением своего лидера согласны и другие члены группы. В отличие от 1987-88 годов, теперь на сцене во время концертов не было ни черепов, ни скелетов, ни прочей бутафории. Потеряло ли от этого шоу? Может быть. Но ведь нельзя забывать и о том, что ОБЕЛИСК изменился. Теперь это была уже не "оккультная" группа с сатанинскими замашками, а команда, поющая на более жизненные темы. Итак, ЧО отказался от воспроизведения на сцене черной мессы. Зато гораздо больше стало общения с аудиторией. Если раньше за весь концерт Крупнов произносил между песнями максимум два-три слова (не считая крика "ЧО приветствует своих болельщиков!", естественно), то теперь его иной раз "пробивало" на длиннющие монологи, во время которых остальные участники группы могли перевести дух и перекурить.

Попав в обойму российской фирмы BIZ Enterprises, ЧО принял участие в ряде фестивалей "Монстры Рока СССР", проводимых под эгидой этой организации. На московских "Монстрах" были отсняты видеоклипы к двум песням с последнего альбома группы: "Стена" и "We Got Enough". Об ОБЕЛИСКЕ снова заговорили как о главном претенденте на корону отечественного тяжелого рока.

Тем временем Алексеев не забывал о своем сольном проекте. В июне 1991 года он приступает к работе над собственным материалом. Решив не брать себе повторно название ТА, Юра окрестил свой проект очень просто - АЛЕКСИС. Алексеев планировал назвать альбом "Варвары" (такое же название он должен был носить в оригинале, при записи АРКОЙ) и включить в него программу ТА за небольшими доработками. (Забегая вперед, скажем, что к маю 1992 года Юра записал для "Варваров" все гитарные и басовые партии. На барабанах отыграли Ермаков (две песни) и барабанщик НОВОГО ЗАВЕТА Александр Медовкин (пять песен). Вокал должен был записывать Алексей Левшинский, но до этого так и не дошло. Дело в том, что когда оставалось только наложить соло и спеть, студия потребовала у Алексеева деньги за время работы. Юра этих денег собрать не успел, и материал незаконченного альбома был продан. Куда его продали - не знает и сам Алексеев. Так был похоронен этот проект.)

Незаметно настал август. Август 1991 года. Вспоминает Крупнов: "Я проснулся 19 августа от странного шума. Я пытался понять: что бы могло его производить? и не мог найти объяснения. А когда я встал и подошел к окну, мне стало ясно все. По Ленинскому проспекту шла колонна танков и БТРов... "Город В Огне" - эта песня оттуда. Я писал ее, глядя как они идут..." Начался путч. В те дни многие могли увидеть Анатолия у Белого Дома. "Я был там не из-за политических соображений, - признается он. - Все зависело от меня: пойти или не пойти. Я решил пойти. Не хотелось, чтобы все это вернулось: андеграундовые сейшена и т.п.... Особой цели у меня не было. Просто вместе со мной у Белого Дома было на одного человека больше..."

назад | следущая

стр. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32 ...